Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно?

Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно?

Лалита, на духовном пути есть много перекрестков. На каждом перекрестке человеку кажется, что он прибыл на место.

И в определенном смысле, это верно.

Это некое благословение, неведомое ранее, абсолютно новый покой, невообразимое безмолвие... и любовь, аромата которой человек жаждал многие жизни и никогда не находил. Естественно, человеку кажется, что он оказался дома.

Это одна из самых трудных задач учителя — толкать вас дальше, говорить вам: «Это всего лишь начало, вас ожидает гораздо большее». И хотя для вас непостижимо, как может быть нечто большее... любовь, доверие и преданность, которые вы испытываете к учителю, помогают вам двигаться дальше.

Эти моменты приходят снова и Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? снова. Каждый раз двигаться дальше становится в некотором смысле труднее и в некотором смысле легче. Труднее в том смысле, что каждая новая реализация, каждое новое достижение, каждое новое откровение так огромно, так захватывающе, что все, что вы знали раньше, просто меркнет — так что двигаться дальше становится труднее.

Но, с другой стороны, двигаться дальше становится легче, потому что каждый раз учитель говорит вам: «Двигайтесь дальше», — и вы всегда приобретаете больше, вы ничего не теряете. Это всегда новая дверь к новой тайне, одно новое небо за другим.

Поэтому доверие тоже возрастает. И теперь легче слушаться учителя и двигаться дальше.

Вот одна Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? древняя история... она мне всегда нравилась.

Жил один старый дровосек, бедный и одинокий, который зарабатывал себе на жизнь тем, что рубил дрова и продавал их. Каждый раз, когда он шел в лес, он проходил мимо дерева бодхи, которое росло на краю леса, — под таким же деревом Гаутама Будда стал просветленным, поэтому это дерево и получило название «дерево бодхи». Бодхи означает просветление.

Кстати, вам будет интересно узнать, что ученые обнаружили в дереве бодхи некое вещество, которого нет ни в одном другом дереве, и это вещество абсолютно необходимо для развития разума. Может быть, это очень разумное, чувствительное дерево. Это не может Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? быть простым совпадением...

Каждый раз дровосек видел под деревом бодхи старика, который тихо сидел там всегда - летом, зимой, в сезон дождей. Прежде чем войти в лес, дровосек всегда припадал к его ногам, и каждый раз старик улыбался и говорил: «Ну и идиот же ты!»

Дровосек никак не мог понять: «Почему? Я припадаю к его ногам, а он вместе того, чтобы благословить меня, улыбается и говорит: "Ну и идиот же ты!"» Однажды он набрался мужества и спросил: «Что ты имеешь в виду?»

Старик сказал: «Я имею в виду вот что: ты всю свою жизнь рубишь деревья, а если ты немного углубишься в Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? лес, ты найдешь медную шахту. Только идиот может не заметить ее! А ты всю свою жизнь ходишь по этому лесу... За один день ты можешь набрать столько меди, что, продав ее, обеспечишь себя на неделю, тебе не надо будет рубить дрова каждый день, ведь ты уже стар».

Дровосек не мог поверить в это, ведь он хорошо знал весь лес: «Он, должно быть, дурачит меня. А, может, и нет... от меня не убудет, если я отправлюсь поглубже в лес и поищу эту медную шахту». Он углубился в лес и нашел медную шахту.

Он сказал себе: «Теперь я знаю Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно?, почему он постоянно называл меня идиотом, работающим каждый день в таком преклонном возрасте».



И он стал ходить в лес только один раз в неделю. Но старая традиция продолжалась: он подходил к старику, сидевшему под деревом, припадал к его ногам, а тот улыбался и говорил: «Ну и идиот же ты!»

И однажды дровосек спросил: «Почему ты продолжаешь называть меня идиотом? Ведь я же нашел медную шахту».

Старик сказал: «Ты не знаешь всего. Если ты пойдешь еще дальше в лес, ты найдешь серебряную шахту».

Дровосек сказал: «Но почему же ты не сказал мне об этом раньше?»

Старик сказал: «Ты сперва не поверил Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? даже в медную шахту — разве ты поверил бы в серебряную? Просто пойти немного дальше!»

И на этот раз у дровосека тоже были сомнения, но не очень большие, у него стало появляться доверие к старику.

И он нашел серебряную шахту.

Он вернулся к старику и сказал: «Теперь, когда я нашел серебряную шахту, я буду приходить один раз в месяц. Мне будет недоставать тебя. Мне будет недоставать твоих благословений. Мне стало нравиться слышать от тебя: «Ну и идиот же ты!»

Но старик сказал: «Ты все еще идиот, ничего не изменилось».

Дровосек сказал: «Даже теперь, когда я нашел серебряную шахту?»

Старик сказал: «Да Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно?, даже теперь. Ты просто идиот, и больше ничего — ведь если ты пойдешь еще дальше в лес, ты найдешь золото. Не надо ждать целый месяц, приходи завтра».

Дровосек подумал: «Должно быть, он дурачит меня. Если там есть золото, почему же он сидит под этим деревом в лохмотьях, в дождь и в зной, завися от людей, которые приносят ему еду... иногда они приносят еду, иногда нет... И если он знает, где находится золото... Я думаю, что на этот раз он, наверное, дурачит меня! Но все же... он всегда оказывался прав. Кто знает? Этот старик какой-то таинственный».

Он Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? пошел в лес и нашел большую золотую шахту. Он не мог поверить своим глазам, ведь он всю свою жизнь работал в этом лесу...

Он набрал много золота, вернулся к старику и сказал: «Я думаю, ты больше не будешь говорить, что я — идиот!»

Старик сказал: «Нет, я буду продолжать говорить это. Приходи завтра, ибо это еще не конец, это только начало».

Дровосек сказал: «Что? Золото — только начало?»

Старик сказал: «Приходи завтра. Еще дальше в лесу ты найдешь алмазы, — но и это не конец. Но я не скажу тебе всего, а не то ты не заснешь ночью. Иди домой. Завтра утром сперва найди Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? алмазы, а затем приходи ко мне».

Дровосек действительно не мог заснуть всю ночь. Бедный дровосек... он представить себе не мог, что станет владельцем всех этих шахт — медной, серебряной, золотой... а теперь алмазы!

И старик говорил, что это только начало. Дровосек все думал и думал... что же может быть ценнее алмазов? Утром он вышел из дому очень рано — старик еще спал. Он припал к его ногам.

Старик открыл глаза и сказал: «Ты пришел? Я знал, что ты придешь рано, ты не мог заснуть. Сперва иди, и найти алмазы».

Дровосек сказал: «А ты не скажешь мне, что может быть Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? ценнее алмазов?»

Старик сказал: «Сперва найди алмазы — всему свое время, иначе ты сойдешь с ума».

Дровосек нашел алмазы и, пританцовывая, пришел к старику. Он сказал: «Теперь ты не можешь сказать, что я - идиот. Я нашел алмазы!»

Но старик сказал: «Все равно ты — идиот».

Дровосек сказал: « Тогда я не отстану от тебя, пока ты не объяснишь мне, почему я — идиот».

Старик сказал: «Ты же видишь, что я знаю об этих шахтах — о серебре, золоте, алмазах — и меня они не волнуют. Ибо есть нечто большее, но не в лесу, а в тебе самом — не снаружи, а внутри. И поскольку я нашел это, мне нет Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? дела до всех этих алмазов. Теперь тебе решать: ты можешь остановиться на алмазах, но запомни, что останешься идиотом. И я сам тому доказательство — ведь я знаю об этих шахтах, но не стал возиться с ними. Это может помочь тебе понять, что есть нечто большее, но найти его можно только внутри самого себя».

Дровосек выбросил алмазы.

Он сказал: «Я буду сидеть рядом с тобой. Пока ты не скажешь, что я больше не идиот, я не уйду отсюда!»

Он был простым, невинным дровосеком.

Образованным людям очень трудно двигаться внутрь себя.

Для дровосека это было не очень трудно. Вскоре он вошел в Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? глубокое безмолвие — радость, блаженство, благословение.

И старик тронул его за плечо и сказал: «Вот ты и добрался до нужного места. Теперь тебе не надо ходить в лес. И ты больше не идиот, ты стал мудрецом. Ты можешь открыть глаза, и ты увидишь тот же мир, но уже в ином свете... те же краски, но теперь они стали психоделическими... те же люди, но теперь они не просто скелеты, обтянутые кожей, а светящиеся духовные существа... тот же космос, но впервые он стал океаном сознания».

Дровосек открыл глаза.

Он сказал: «Ты странный человек. Почему ты ждал так долго? Я приходил сюда почти Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? всю мою жизнь и всегда видел тебя, сидящим под этим деревом. Ты мог бы сказать мне об этом раньше».

Старик сказал: «Я ждал подходящего момента, когда ты созреешь, когда ты сможешь не только услышать, но и понять. Путешествие не длинное, но не надо останавливаться при каждом достижении. Ибо каждое достижение наполняет тебя таким удовлетворением, что ты даже вообразить не можешь, что может быть нечто большее».

Лалита, ты спрашиваешь меня, что может быть более прекрасным, чем пребывание в присутствии учителя. А почему бы, не раствориться в этом присутствии? Быть в присутствии учителя — это все еще разделение. Зачем быть в Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? присутствии? Почему бы, не стать самим присутствием?

И только тогда ты узнаешь, что быть в присутствии — это только начало путешествия, которое завершается тем, что ты становишься самим присутствием.

Я знаю тебя, и я знаю твое сердце. Я рассказывал эту историю о дровосеке, помня о том, что у тебя такое невинное сердце.

Только нигде не останавливайся.

Это возможно... реализуй это.

Стань сама светом, и тогда все, что ты будешь переживать, будет невыразимым.

В твои темные моменты, когда тебя целый год не было со мной, ты слышала слово «наблюдай».

При твоем невинном уме для меня очень просто говорить с тобой Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? на любом расстоянии... это общение сердца с сердцем. Те слова были моими, и ты узнала их. Тебе не надо беспокоиться обо всех этих вещах, тебе надо просто наблюдать, и они исчезнут — гнев, алчность, зависть. Все компоненты тьмы имеют одно общее свойство: если ты будешь наблюдать их, они начнут рассеиваться. Достаточно наблюдения, с ними не надо ничего делать.

В жизни одного из великих мистиков, Баал Шема, был такой случай. Посреди ночи он имел обыкновение ходить к реке просто для того, чтобы побыть в одиночестве, в абсолютной тишине, насладиться покоем и красотой ночи. На берегу реки стоял особняк одного богача, и Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? охранявший его сторож не знал, что и думать об этом человеке. Каждую ночь, когда башенные часы били полночь, Балл Шем появлялся из темноты.

Однажды бедняга-сторож не выдержал и спросил: «Почему ты каждую ночь приходишь на берег реки и сидишь в темноте? С какой целью?»

Вместо ответа Баал Шем спросил: «Каково твое занятие?»

Тот сказал: «Я — сторож».

Балл Шем сказал: «Это и мое занятие. Я тоже сторож».

Сторож сказал: «Это странно. Если ты сторож, тогда что же ты делаешь здесь? Тебе следовало бы сторожить тот дом, в котором ты служишь».

Баал Шем сказал: «Тебе надо кое-что объяснить Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно?. Ты сторожишь дом какого-то другого человека. Я же сторожу мой собственный дом. Это и есть мой дом. Куда бы я ни пошел, мой дом всегда со мной — и я непрерывно наблюдаю за ним».

Я люблю эту историю.

Будь постоянно настороже — следи за всеми темными моментами. И они исчезнут.

Вот вам определение: если вы наблюдаете нечто и оно исчезает, то это означает, что это не то, что нужно; а если при наблюдении оно становится более ясным, близким, тогда это означает, что это то, что нужно впитать в себя.

Нет другого определения добра и зла.

Решает наблюдение — единственный критерий. Что Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? есть грех и что есть добродетель? То, что при наблюдении исчезает, есть грех, а то, что приближается, становится более ясным, стремится стать частью вас, есть добродетель.

Наблюдение — это, несомненно, золотой ключ духовной жизни.

Возлюбленный Бхагаван,

На днях Вы так прекрасно говорили о печали, которая наступает после первого переживания нашего внутреннего безмолвия. Обязательно ли бывает так, что когда я впервые переживаю это безмолвие, я также всем моим существом чувствую, что я абсолютно одинок в моем путешествии?

Одиночество — это тоже одно из основных переживаний, когда вы входите в безмолвие.

В безмолвии, кроме вас, больше никого нет.

В глубоком безмолвии исчезают мысли, исчезают эмоции Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно?, исчезают чувства — только чистое существо, одиноко горящее пламя!

Можно испугаться, ведь мы так привыкли жить среди людей — в толпе, на рыночной площади, во всевозможных человеческих отношениях.

Вы можете не осознавать, что во всех этих отношениях - с друзьями, с мужем или женой, с вашими детьми, с вашими родителями — вы, по сути, пытаетесь убежать от чувства одиночества. Это все уловки для того, чтобы не быть в одиночестве.

Это хорошо известный факт, подтвержденный психологами, что если человека изолировать от других людей, то через семь дней он начинает разговаривать — невнятно бормотать что-то. Семь дней он все время говорит про себя, сдерживает себя в Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? пределах ума, но затем это становится невыносимым - слова начинают покидать его ум через рот, и он начинает бормотать.

Через четырнадцать дней можно уже отчетливо слышать, что именно он говорит. Через двадцать один день ему уже ни до кого нет дела, он становится безрассудным, он разговаривает со стенами, с колоннами: «Привет, дружище, как дела?» Он разговаривает с колонной, он обнимает колонну!

И так обстоит дело не только с какими-то отдельными типами, а со всеми людьми. Человек пытается установить какие-то отношения. Если он не может установить их в реальности, он создает галлюцинацию.

Вы можете увидеть сами: просто постойте на Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? улице и понаблюдайте за людьми, возвращающимися в работы. Хотя вокруг толпа, каждый идет в одиночестве и разговаривает сам с собой. Люди делают какие-то жесты, они что-то бормочут... ибо они не связаны с окружающей их толпой. Они одиноки в толпе, поэтому они пытаются создавать свои собственные иллюзии. Может быть, они разговаривают со своими женами или со своими начальниками — есть много вещей, которые они не могут высказать им в лицо, но сейчас они могут высказать все, что у них накипело в душе. Человек не может высказать это в лицо жене, но в этой толпе, где каждый занят своими Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? проблемами, он может высказать жене все. Никто же не слушает, и, по крайней мере, можно быть уверенным в одном - жены-то здесь нет! Но жена ему нужна, ему нужен кто-то, с кем можно поговорить.

После тридцати дней изоляции происходит резкое изменение: разговор перестает быть односторонним, теперь не только человек говорит с колонной, но и колонна тоже начинает говорить с человеком. Человек говорит и за себя, и за колонну. Сперва он говорит колонне: «Привет, как дела?» — а затем отвечает: «Спасибо, у меня все в порядке». Он говорит от имени колонны — и другим голосом. Теперь он создал свой собственный мир Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно?, он больше не одинок. Ни один сумасшедший не бывает одиноким.

Либо вы безумны, либо нет. Если вы не знаете одиночества, то у вас есть какое-то безумие.

Только чистое одиночество дает вам ясную здравость. Никто другой вам не нужен, больше нет зависимости от других людей, вы самодостаточны. Язык теряет всякий смысл, ибо язык — это средство для общения с другими.

Как только вы прекращаете зависеть от других, язык теряет всякий смысл, слова теряют всякий смысл.

В вашей тишине — когда нет слов, нет языка, нет других людей — вы входите в лад с Существованием. Эта безмятежность, эта тишина, это одиночество принесет вам Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно? огромные награды.

Тишина позволит вам, расти в полной мере ваших потенциальных возможностей.

Впервые вы будете индивидуальностью, впервые вы познаете вкус свободы, и впервые беспредельность Существования будет вашей со всем его блаженством.

Поэтому, что бы ни случилось в безмолвии — печаль или одиночество, — помните, что в безмолвии не может случиться ничего плохого. Все, что будет случаться в безмолвии, будет увеличивать его красоту, углублять его очарование, будет приносить все больше и больше цветов, все больше и больше аромата.

Радуйтесь! Что бы ни случилось в безмолвии — это ваш друг, ваш близкий друг. Это унесет вас на высочайшую вершину экстаза.

Возлюбленный Бхагаван,


documentauukpcj.html
documentauukwmr.html
documentauuldwz.html
documentauullhh.html
documentauulsrp.html
Документ Возлюбленный Бхагаван, разве можно не стремиться к тому, что так уникально и прекрасно?